Приписки строителей

Бывали случаи, когда готовыми числились дома без крыши и лестниц.
Строителей толкает на приписки (а сдача недостроенного дома — это самая натуральная приписка) стремление поправить свое финансовое положение. Но часто их надежды не сбываются, так как учреждения Стройбанка не оплачивают их счета до устранения недоделок. Да к тому же берут повышенные проценты за пользование просроченным кредитом.

 

Приписки строителей

 

А вот чем руководствуется заказчик — будущий владелец дома, исполком местного Совета? Ведь когда его представитель ставит в акте о приемке недостроенного дома свою подпись, то взваливает на себя нелегкую обузу — разбирать жалобы жильцов, затаскивать упирающихся строителей на объект доделывать свою работу. Тем не менее дом в эксплуатацию принимает.
Конечно, исполкому, как и строителям, тоже хочется покрасоваться хорошими итогами в соревновании с соседними районами, областями. Но все же главная причина, почему иногда работники исполкома пренебрегают интересами новоселов, состоит, думается, в том, что они.., очень стремятся защитить эти интересы. Один из партийных руководителей в Ростове, еще недавно бывший на советской работе, так объяснил этот парадокс. Допустим, в районе решили не принимать дома, где обнаружены недоделки. Значит, план по жилью сорван. И вот заместитель председателя идет в облисполком за капитальными вложениями на будущий год. Там смотрят отчетные данные и говорят: так вы же прежние капвложения не освоили, зачем же столь большую сумму требуете на новый год? Мы лучше отдадим часть запланированных вам денег тем, кто все до копеечки превратит в квадратные метры жилья, кто работать умеет… Что в этой ситуации остается делать?!

 

Радист, конечно, не зря проводил время в радиорубке подковался в проблемах стройки. Но заодно стал «цедомственником». Насколько беспристрастны его оценки?
Уже потом, помотавшись как следует по трассе, я понял, что история с анкерами являет собой типичный образчик критической, экстремальной ситуации. Причем в данном случае оказались в ней по крайней мере двое: и Котов, и его коллега из Тюмени. Не по своей вине. Тут и план: построить 1500-километровую магистраль за год вместо трех; и природа: почти половину трассы надо проложить по болотам, озерам, в поймах рек; и железная дорога: не хватает у нее силенок переработать поступающие грузы; и нелюбовь машиностроителей к изготовлению запасных частей… Оправдывайся не хочу. Что и сделал субподрядчик. Нет запчастей, и баста. Попробуй осуди его. Ведь он работает «по правилам». Как должно. Без блажи.
А генподрядчик Котов нарушает азы законодательства, переманивая механизаторов. Конечно, с него другой спрос: он отвечает за весь участок газопровода, отвечает перед государством. Но разве нельзя и тут найти оправдание? Нашли же их начальники строительства некоторых других участков те, что не успели пробиться через тюменские болота до весны.

 

Да, нашли, хотя потом весной, летом — прокладывали по 50 метров трубопровода в сутки вместо обычных пятисот зимой.
Участок же Котова был завершен еще в апреле, одним из первых. Тут даже успели до весенней распутицы доставить в пойму Оби трубы для второй нитки газопровода. И об этом тоже стоит рассказать.
Таяли зимники. Проезд по ним разрешен только машинам, вес которых с грузом не более 15 тонн. А вес «Урала» с так называемой обетонированной трубой под все 40 тонн. Значит, пас? Соседи, которые прокладывали трассу на другом берегу Оби, так и сделали: решили доставлять трубы (необетонированные), пока не будут построены прочные лежневые дороги, вертолетами.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *